Russian

Как молоды мы были...

Москва, май 1965 года, через неделю мне исполнится... всего-то 9 лет.
Уже только две недели остаются до окончания надоевшей и опос-тылевшей учебы и роспуска на долгожданные летние каникулы. Полтора месяца до того, как я впервые увижу на экране телевизора кудесников футбола — знакомую мне пока только по восторженным статьям в еженедельнике “Футбол” Бразильскую сборную, которая в ранге двукратных чемпионов мира встретится в начале июля в Лужниках со сборной СССР. После чего мое сердце болельщика безвозвратно на всю оставшуюся жизнь будет отдано Пеле и Бразильскому футболу.

 

А пока.

 

Наша 611-я средняя школа находилась в Московских Черемушках, которые в те годы пестрели знаменитыми хрущевскими пятиэтаж¬ками, а в нашем микрорайоне дополнялись вполне современными выделяющимися в общей застройке домами для дипломатического корпуса. А дети дипломатов со всего мира учились с нами в классах. Напротив нас располагалась еще одна образовательная школа под номером 9. И я по малолетству никак не мог понять, почему наша школа не имеет номер 10, ведь она же рядом, а то вдруг 611. Логики, на мой взгляд, никакой не было, да и кому кроме меня, как позже убедился на протяжении последующей своей жизни, нужна эта логика. Около наших школ располагался небольшой стадион, как мы его называли, точнее, площадка без трибун с футбольным полем и легкоатлетическими дорожками для занятий спортом и физического совершенствования, как тогда говорили. Там же сдавали и знаменитые в то время нормы БГТО — Будь Готов к Труду и Обороне!!! Надо сказать, что и у самого входа в школу располагалась приличная по размеру асфальтовая площадка, на которой порой тоже разворачивались спортивные состязания.

 

 

В тот день природа одарила нас прекрасной необычайно теплой по московским меркам майской погодой, на дворе было под 25 градусов,начинала цвести сирень, вот-вот ждали знаменитого белого цвета на яблонях. Иными словами, природа расцветала после длинной холодной и снежной зимы. Уроки у нас, тогда еще учеников второго класса, кончались в районе часа дня, и мы, как правило, еще оставались у школы для разных игр, когда позволяла погода. Как говорила наша классная руководительница, лоботрясничали. В основном играли в дворовый футбол — класс на класс, количество игроков зависело от того, сколько человек удавалось собрать, а численность определяла место игры — либо на стадионе, либо на асфальтовой площадке около выхода из школы за углом.

 

Тот день был памятен тем, что первый раз решили сыграть на деньги, так как вышел большой принципиальный спор на предмет, кто лучше играет. Собрали команды по пять человек, сбросились по 20 копеек, сэкономив на завтраке, то есть, банк насчитывал аж целых 2 рубля, которые естественно, должны были достаться команде- победительнице с почестями и последующим распределением суммы соответственно трудовому, то есть, игровому вкладу в победу, еще точнее, тем, кто забивал голы. А проигравшим доставались позор и презрение. Играть решили поперек поля нашего стадиона-площадки, но вот эту половину выбрали, как потом оказалось, ошибочно приле-гающей к той части школы, откуда через открытые окна можно было наблюдать за происходящим. А к фатальному выбору для дальнейшего развития событий я приложил свою весомую руку. Здесь необходимо добавить, что самый лучший вид — как на ладони — открывался именно из окна нашей классной комнаты на 3-м этаже. В этот день окна после уроков были, конечно, открыты. И Александра Павловна, имевшая зычный, хрипловатый и строгий голос, сидела у окна, проверяя тетради.

 

Мы договорились играть до шести забитых мячей, два тайма по пять человек в команде без вратарей, с маленькими воротами. В связи с тем, что игра шла поперек поля, то вместо ворот были вынуждены использовать обычные камни, обозначающие штанги, а перекладина отсутствовала. Мы недооценили того, что игра шла на деньги, а стало быть, возникает особый азарт, и, как следствие — неизбежны конфликты по поводу взятия ворот, не говоря уже о проблеме с определением виртуальной их высоты, где по идее было место отсутствовавшей перекладины. Каждая команда надеялась на свою быструю победу — о возможных конфликтах никто по мало-летству и скудоумию не думал. Судьи, естественно, тоже не было.

 

Все жили предвкушением победы и двойной порции мороженого, киоск с которым находился рядом и манил к себе одним своим видом, то есть, витриной, заставленной столь желанным лакомством. Жаркая погода заставила игроков остаться в трусах и майках, благо в тот день у нас был урок физкультуры, и все были соответствующе экипированы.

 

Состязание получилось очень жарким и бескомпромиссным, а по сути, равным. На каждый гол следовал ответный, сопровождаемый визгами радости одних и вздохами огорчения других. По обе стороны постепенно собрались болельщики и сочувствующие, в том числе иностранных школьников. Игроки с тоской посматривали на тот камень, под которым лежали собранные два рубля для победителя, которые, то приближались, то отдалялись, как маятник, в зависи¬мости от разворачивающихся на поле событий. И вот наступила кульминация. При счете 5:5, когда один забитый мяч должен был решить все, возник конфликт. Игрок противоборствующей команды, увидев, что ворота наши пусты, издалека по ним пробил. Мяч попал в камень и подскочил вверх — то ли в ворота, то ли нет. Извечный вопрос — был или не был? Как потом в финальной игре 1966 года в Англии. По сей день не разобрались, был гол в ворота немцев или нет. Зато наш уважаемый соотечественник — линейный арбитр финала Тофик Бахрамов — получил в подарок от родоначальников футбола, благодарных его решением засчитать гол в ворота немецкой сборной, золотую копию богини Нике, при ввозе которой в нашу страну его чуть не осудили за контрабанду, чтобы жизнь медом не казалась. А то сказал одно слово и... столько золота единовременно получил! Иные нынче времена. В наши дни с учетом происходящего в мировом футболе, за это могли и посадить, расценив как взятку. Но это так, мысли вслух.

 

Вернемся в тот майский день. Разгорелся очень жаркий спор, моей команде удалось доказать правоту при помощи второгодника и авторитета Жени Пашинина, по кличке Хасим, который отвел в сторону одного наиболее упиравшегося визави и при помощи слов и легкого тумака, то есть, сочетая дипломатию слова и силу, убедил в том, что мяч в ворота не зашел. В тот момент я понял, как важно при выборе состава, да и вообще в жизни, сделать правильный выбор. Хасим, не будучи очень хорошим игроком, был блестящим разводящим. В наши дни жестких ребят, наводящих на аренах ста-дионов авторитетом и силой порядок, в частности, в хоккее, называют тафгай. У Хасима-тафгая, хрупкого на вид пацана, в те годы старший брат уже сидел в тюрьме, что в качестве убедительного аргументаиспользовалось им в различных спорах с оппонентами. Криминально-административный фактор, скажем так, работал и в то время.

 

Игру следовало продолжить. В этот момент из дверей школы вышел наш одноклассник Андрюша Рассказов. Его отличал очень высокий рост, унаследованный от отца — известного академика, — который он никак не мог использовать, ибо по состоянию здоровья после перелома ноги на год был освобожден от уроков физкультуры. Он очень хорошо учился и частенько ставился нам в пример как отличник и примерный школьник, в том числе, настоящий Октябренок, живущий по понятиям Устава Звездочки, в отличие от нас, компании лоботрясов. Неожиданно мне в голову пришла мысль, и я направился к нему...

 

—Андрюша, как дела, куда идешь? Смотри, какая хорошая погода! Ты у нас отличник и хороший друг! Помоги нам, пожалуйста.
Он быстро отреагировал: — Конечно, конечно, надо помогать друг другу.
После этих слов я взял его под руку и поставил вместо. той самой злополучной спорной штанги ворот, убрав камень. Иными словами, сделал боковую штангу живой. Все игроки с интересом и вниманием следили за происходящим. Про себя я думал, как его правильно развернуть в стойке, то ли лицом к полю, то ли задом, но остановился на боковом варианте. При этом оказалось, что лицом он стал смотреть на открытые окна школы, последствия этого я не сумел учесть, а зря! Если плохо думаешь головой, по ней же и по¬лучаешь несколько позже!!!

 

— Андрей, тебе поручается дело первостепенной важности, помочь в качестве живой штанги разрешить наш спор, кто лучше играет в футбол. За это в любом случае получишь. 10 копеек..
При этих словах Андрюша заулыбался — материальное вознаг-раждение что-то значило. — А можно я буду стихотворение учить, которое на завтра задали, чтобы время не терять?.. — осторожно спросил он.

 

— Конечно, но твоя задача — стоять только прямо — ни в коем случае не сгибаясь, минут 5-10, даже если в тебя попадут мячом, считай, что ты на фронте.

 

— Только что, 9 мая отпраздновали 20- летие Великой Победы, и все были под впечатлением, тем более, что день стал выходным.
Андрюша, приняв стойку, тут же достал учебник, и начал, читая вслух, разучивать стихотворение. “И ласточки с весною в сени к нам летят”.
Мы возобновили игру, мне сразу досталось по ноге, причем не сла-бо, замен не было. Азарт достиг кульминации. Андрюша громким голосом читал стих. Народ все подходил на это необычное зрелище. В этот момент из окна показалась голова нашей классной руководи-тельницы, которая громким голосом поинтересовалась:

 

— Андрюша, сынок, что ты делаешь, почему не идешь домой?..

 

Будучи примерным учеником, он тут же отреагировал под гоме-рический смех окружения: — Я, Александра Павловна, домашнее задание учу, а идти мне без разрешения нельзя, по просьбе Сергея штангой работаю, друзьям помогаю, ведь я, как октябренок, должен товарищей выручать... — Тут он совсем некстати, будучи наивным, добавил: — Еще мне 10 копеек за это обещали...

 

Это уже было слишком, через мгновение Александра Павловна показалась в дверях с очень воинственным и строгим видом. Это не сулило ничего хорошего: азартные игры, деньги!!! Эксплуатация отличника учебы с Доски Почета могла в советское время обойтись вызовом родителей с возникновением последующих серьезных се-мейных проблем со всеми вытекающими дисциплинарными послед-ствиями. Время одеться подобающим образом у меня, как и у всех других, не оставалось. Надо было сматываться, то есть, мгновенно свинчивать. Я подбежал к горе снятой валявшейся на земле одежды. Выхватил штаны, еще что-то, и побежал по направлению к дому, остальные тоже испарились. Что касается двух рублей, собранных мелочью, то они остались лежать зарытыми под камнем и куда подевались — доподлинно неизвестно до сих пор. Видимо, плохо лежали, как говорится. По крайней мере, на следующий день их там не было, но все участники клятвенно заявили, что деньги не трогали.

 

События только начали разворачиваться. Не чуя под собой ног, я бегом в трусах и майке с ворохом одежды мчусь к дому, влетаю в подъезд, поднимаюсь на этаж, звоню, мама открывает дверь. После чего врываюсь в квартиру и под ее недоуменным взглядом швыряю одежду на тахту, пытаясь проскользнуть в ванну, на ходу думая, как изложить ей происходящее. Однако всё происходит как в из¬вестном всем анекдоте: вдруг понимаю, что впопыхах схватил чужую одежду. Из штанов выпадает рогатка и. знаменитое изделие Баков- ского завода, именуемое презервативом. Дело в том, что я вместо своих брюк по ошибке, не разобравшись, схватил штаны Хасима, который был на год старше всех, отсидев еще в первом классе два года. С недавних пор он постоянно носил с собой презерватив, время от времени надувая его перед девочками класса. Догадываюсь, что он тогда еще не совсем представлял себе его целевое предназначение.

 

Видя, что это не мои штаны, мама вопросительно посмотрела на меня. В этот же момент в дверь раздается звонок, в квартиру вбегает Хасим уже с моими брюками и диким криком: — Зачем уволок мои штаны?..
С этими словами он кидает на стул мои брюки и забирает из рук оторопевшей мамы свои. Вещи возвращаются к своим владельцам. То есть, на круги своя. Немая сцена. Направляясь к двери, что-то вспоминает, поворачивается и кричит: — Где надувной шарик? Это Пашкин... — то есть, брата, забыв видимо, что брат в тюрьме сидит. Привык капать в спорах под его авторитет. Волнуясь, забыл, что я в курсе, как близкий друг, его (Пашкиного) реального местонахож¬дения. Мама уже ничего не понимает, даже слова вымолвить не может, держа презерватив, то есть, шарик, в руках, лишь произно¬сит: — Какой еще шарик?..

 

— Да вот у Вас в руках...
Опять немая сцена. Осознав, что ничего не получит, Хасим быстро убегает в незакрытую дверь со своими брюками и словами: — Все равно завтра купишь мне шарик, а не то.
Я не буду рассказывать, что происходило в тот день в моей семье, и как я всё рассказал маме. Обладая большим чувством юмора, она долгое время смеялась. На следующий день, наивно предполагая, что всё успокоилось и никаких дисциплинарных выводов в школе не последует, я бодрым шагом направился с утра на занятия. Уже на ступеньках почувствовал настороженные взгляды одноклассников, кто-то пытался сдержать смех. Скоро всё выяснилось. Оказывается, вчера, поймав одного из игроков за шкирку, классный руководитель вытрясла из него по горячим следам всю информацию — зачинщиком он указал меня. Суровый взгляд учителя не предвещал ничего хоро-шего, лишь большие — тут я, к сожалению, не ошибся — неприят¬ности. Перед всем классом на меня пол-урока кричали, обвиняя во всех смертных грехах. Правда, нет худа без добра, одноклассники были рады, что не проверялось столь ненавистное домашнее задание. Вечером того же дня ко мне домой пожаловала учительница. Тогда же я и прочувствовал на своей шкуре суть знаменитой пословицы о непрошенных гостях.

 

На всю жизнь я запомнил ее длинное обвинение: — И до какой же степени хулиган Ваш сын, что заставил нашего отличника и примерного школьника под предлогом помощи стоять вместо штанги, разве это дозволяется правилами этой странной игры, когда пинают мяч в разные стороны и бегут, кто быютрее, норовя друг другу по ногам дать?!

 

Здесь я допустил еще одну фатальную ошибку, став на защиту футбола: — Вы бы правила футбола почитали!
Дальше рассказывать нет смысла, думаю понятно, что на меня вылили всё, что было и не было!!! Как в счете у официанта в наши дни, когда обсчитывают... пил — не пил, брал — не брал, было — не было, и так далее... Мне еще повезло, что отец в тот день очередной раз был за пределами нашей Великой Родины в командировке. И до него по возвращении, спустя месяц, все дошло на очередном родительском собрании уже в мягкой форме. Мне, правда, опять попало, но далеко не так, как могло быть — почти пронесло. Я защищался аргументом, что два раза за один проступок не наказывают, но юридические тонкости не были приняты во внимание. Велосипед отобрали на неделю под замок. Тем более отец знал, что мама меня не наказала, а рассказывая ему об этом, лишь смеялась без остановки. Я хорошо усвоил негласное преимущество того, что был поздний ребенок — довод серьезный — и этим успешно пользовался.

 

Моя популярность в школе мгновенно возросла. Долгое время все, кто не присутствовал на самом событии, интересовались деталями инцидента, ибо по классам ходили разные версии. Хасиму я передал деньги на приобретение очередного шедевра Ваковского завода, точнее, двух, с учетом, как в наши дни говорят, материального ущерба, масштабов события и последующего школьного резонанса. Все дальнейшие годы учебы, вплоть до выпускного вечера, этот случай, став легендой, ходил по школе в разных вариациях, как своеобразная визитная карточка всех участников. Кстати, попало и самому Андрюше Рассказову. Как это он — сознательный октябренок — согласился (всего то за 10 копеек, мало это или много?!) пойти на поводу у лоботрясов, мяч пинающих. Это надо же... живой штангой согласился быть, на глазах у стольких иностранцев, где это видано!!!

 

С того знаменательного дня прошло более 50 лет, в мае 2015 года, мы, его участники, отметили юбилей. Несколько лет тому назад, была высказана мысль-пожелание: а не собраться ли нам в тех составах и, наконец, не доиграть ли нам тот матч. Идея была признана здравой. Вот только с чего начинать играть, то есть, с какого счета, да и денежный эквивалент как определить, то ли в долларах, то ли в рублях... Споры затянулись. А вот по поводу места проведения сомнения не было. Школа до сих пор стоит на том же месте, да и площадка та же, только стала более благоустроенной, благодаря отцам района, то есть, управе. Нет единого мнения по поводу того, в какой форме будем играть. Ведь надо по максимуму воссоздать все, что было в тот майский 1965 года день, вплоть до погоды. Мне правда, кажется, что в том случае, если поседевшие отцы в семейных трусах и майках затеют перед школой игру, могут опять не доиграть, и опять по объективным, обстоятельствам. Вероятность в солидном возрасте заиметь привод то ли в милицию, то ли провести время в психушке, пока будем доказывать, что не верблюды и трясти удостоверениями. В школах теперь охрана, а вокруг бдительные граждане. Дворовый то футбол, к сожалению, кончился. С терроризмом боремся. Так что... сами понимаете. На этот счет участник того матча, а ныне полковник милиции (иногда из бывших лоботрясов, как показывает последующая жизнь, получаются приличные люди!!!) обещает снять вопросы с административными и правоохранительными органами. Но кто его знает, вдруг рядом окажется камера и какие-нибудь дотошные журналисты — через час все будем в интернете. Боязно!!! Так что, куда ни кинь, всюду клин, фигурально выражаясь. Одни проблемы ушли со своим временем, на их смену пришли другие, соответствующие новым реалиям и технологическим прорывам, так сказать.

 

Перед Новым 2016 Годом, оказавшись в пробке на дороге, вижу, как мне энергично подает сигналы рукой гражданин из рядом стоящей машины. Присмотревшись, узнаю одного из участников тех событий, давно не виделись, лет 15. Но что примечательно, разговор начинается не с поздравлений, а с воспоминаний о том дне — насколько это запало в нас на всю жизнь. Андрюша, теперь Андрей Владимирович, сообщает, что не так давно ушел в мир иной один из игроков. Я вздыхаю, огорчаясь, тут же нахожусь: — А чего торопиться, ведь когда-нибудь все соберемся, там, наверху, только разными рейсами... ну и доиграем...

 

Он улыбается и соглашается со мной. Я добавляю: — Ну а ты опять штангой поработаешь. или?.. — Мы гомерически смеемся сквозь открытые форточки. А раз спустя 50 лет помним события того дня — мы все еще остаемся в глубине души детьми, а значит, — адекватно воспринимаем происходящее вокруг или изменившуюся с тех пор жизнь. Ведь нам есть что с чем сравнивать.
Вот после этой встречи на перекрестке я и решил написать про событие моего детства, чтобы на всякий случай не унести все это туда, наверх, оставив следы в нашем бренном мире. Ведь кто его знает, что будет завтра!!!

 

P.S. Не сомневайтесь — всё так и было. Честное слово бывшего лоботряса — образца 1965 года, а ныне вполне уважаемого, как мне кажется, человека, научившегося к 2016 году не так часто ошибаться, как это было в тот майский день. Правда, не ошибись я тогда, сегодня вспоминать было бы нечего!!!